Александр Самедов: После Бразилии изменил психологию

Новости

Сразу после чемпионата Европы полузащитнику
«Локомотива» исполнится 32. И для него это первенство континента первое.

Двух этих фактов
достаточно, чтобы предположить: Самедов подходит к Евро-2016 в особенном
состоянии. Для него французский турнир – из категории «Сейчас или никогда».
После очередной тренировки в швейцарском Бад-Рагаце Смедов рассказал
журналистам о подготовке к чемпионату Европы, жизненных радостях и переживаниях
и проблемах чемпионата России.

«Футбол опередил армию»

– Перед нашей беседой у сборной была
«теория». Что вы изучали целый час на третий день сборов?

– Много чего. Просматривали, разбирали.

– Себя или уже соперников?
– Себя. Недочеты, хорошие моменты… За основу брали последние товарищеские игры.
Есть многое, что надо исправлять. И есть время для исправления.

– Какая у этой сборной России главная идея?
Вокруг чего или кого она строится?

– На мой взгляд, основная идея – сыграть на своих сильных качествах. Для того и
собрались сейчас, чтобы наработать, отшлифовать, усилить плюсы и сгладить
минусы.

– Первые дни сборов – жесткая «физика», так?
– Нас серьезно готовят в плане функционала, это верно. Уровень турнира требует
высокой готовности. Больше 100 процентов.

– Говорят, в масках бегаете?
– Пока нет. Но будем, как я слышал.

– Что за маски?
– Это классический беговой тест с газоанализом. С его помощью максимально точно определяются параметры нашей работы. 

– Солдат в армии в противогазах заставляют
бегать. Но не для обследования, а в наказание.

– Футбол опередил армию. Уже хорошо.

– В конце апреля у вас родился сын. Это
как-то сказалось на финише чемпионата? Морально подстегнуло или ослабило в
плане недосыпа?

– На футболе никак не сказалось. Это большое счастье, давно ждали, очень хотели
второго ребенка. Но футбол остался футболом. Жена постаралась оградить меня от
недосыпа, сделать так, чтобы больше отдыхал.

– Жизнь и смерть всегда рядом. В декабре у
вас умер отец.

– Впервые в жизни испытал такой удар. Мы с отцом были очень близки. Сравнить это ни с чем невозможно. Что-то очень глобальное и страшное для меня случилось в тот момент.

– Торбинский, с которым вы дружите, после
вызова в сборную сдал билеты в Майами. Вы были уверены в том, что вызовут, или
подготовили варианты отдыха?

– Младенец в семье – куда полетишь? В любом случае остался бы в Москве. Успел
слетать на два дня к друзьям и все.

На бумажных ногах

– Вы признавались, что после ЧМ-2014 испытали
жестокий стресс. С чем, кроме результата, это было связано?

– Только с результатом. После Бразилии я вообще поменял психологию. Или она
сама поменялась. Понял, что футбол – прежде всего игра, от которой нужно
получать удовольствие. В жизни есть другое, способное причинить гораздо большую
боль. Понятно, нельзя оставаться равнодушным – за футбол переживает огромное
число людей. Но когда загоняешь себя в психологический тупик, у тебя попросту
не получается. Для футбола важна раскованность. А ЧМ-2014 вспоминается, как
событие, во время которого мы были психологически очень закрепощены. Так же в
итоге и выступили.

– Объясните, ради бога, что значит «психологическая
загрузка»? Подходит к Самедову Капелло и начинает грузить, зомбировать,
подавлять?

– Нет, я не о Капелло. Говорю конкретно о себе. Только о себе. Я оказался на
чемпионате мира! Сказка, мечта, волшебство! Но ходил я там на бумажных ногах,
придавленный значением и величием турнира. Словно груз тащил. Не справился
психологически – думаю так, спустя время. Хотя реализуй я тот момент в матче с
Алжиром, могло отпустить, и все было бы по-другому.

– Хоть что-то заставляет вас думать, что во
Франции сборная выступит не так, как в Бразилии? Пусть даже не в плане
результата, а в плане игры.

– Опыт. Команда стала опытнее, а это многое значит.

– Опыт – дело хорошее. А кто у нас в команде
Бэйл? Кто Варди и Кейн? Кто Гамшик? Вокруг кого все будет вертеться?

 – Кейн и Варди – Смолов и Дзюба. Один
забил двадцать, другой пятнадцать. Тема забил много голов в Лиге чемпионов,
краснодарцы отдавали и забивали в Лиге Европы. Ясно, что Кейн и Варди играют в
Англии, а мы в России, но…

«Судейство после 25-го тура не понравилось»

– Вы уже знаете, какой будет наша игровая
схема? 4-3-3 или 4-2-3-1?

– На третий день сборов рановато вдаваться в схемы. Ясно, что тренеры будут
пробовать, искать.

– Себя видите в основе сборной?
– Отвечу так: бесспорно, хочу играть. Каждый хочет. Но это национальная
команда, здесь все должно быть подчинено результату, свои амбиции уходят на
второй план. Будет какое-то игровое время, не важно, какое, – надо выходить и
приносить пользу.

– Один забил двадцать, другой пятнадцать. У
Самедова – девять голов, шесть передач.

– Семь, если не ошибаюсь. Но это не отменяет сказанного выше.

– Смотрели товарищеский матч Англия – Турция?
– Смотрел, и англичане не понравились. Но видел я и другую их игру – против
немцев, сильнейшим составом. Вот там Англия произвела серьезное впечатление.

– Недавно вы сказали в радиоэфире: «Чемпионату
России не хватает спортивного принципа». И это несмотря на последний тур?

– За последним туром следил мало, сам был на стадионе. Интересовался, в
основном, судьбой «Динамо», смотрел онлайн-трансляцию с «Зенитом» и был
ошарашен вылетом бело-голубых. Думал, все-таки останутся. А мои слова
относились к тому, что происходило в нашем чемпионате, начиная с 25-го тура.

– Упор в «отсутствии спортивного принципа» вы
сделали на судействе, так?

– Так.

– Увидели режиссуру или низкую квалификацию
арбитров?

– Не знаю. Но судейство в этот период мне не понравилось.

– Назовете причины, по которым финиш «Локомотива»
получился скомканным?

– Плохим, а не скомканным. В сезоне я увидел больше позитивного, но концовка
вышла отвратительной. В том числе и потому, о чем я только что сказал.

– Есть понимание, к какому
тренеру вернетесь из сборной в «Локомотив»?

– Надеюсь и верю, что к Игорю Геннадьевичу. К Черевченко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *