Вячеслав Колосков: Решение ФИФА – безумие

Новости

Почетный
президент РФС и почетный член ФИФА Вячеслав Колосков объяснил, почему решение
совета ФИФА об увеличении участников ЧМ-2026 до 48 команд – это авантюра.

«16 НОВЫХ КОМАНД СЪЕДЯТ НАВАР»

— Плюсов, кроме финансового, в том, что на ЧМ-2026 сыграют 48 сборных, не особо видно, — говорит Вячеслав Колосков. — Но ФИФА ведь небедная организация – и с каждым новым чемпионатом бьет рекорды по доходам. Зачем ей перелопачивать формат и без того успешного проекта?
— Не я инициатор этого решения. И не я считал, кто и сколько там заработает, — продолжает почетный член ФИФА. — Единственный человек, кто сможет ответить на этот вопрос – Джанни Инфантино и, наверное, Виталий Мутко, который слушал аргументацию президента на совете ФИФА. Для меня финансовые выгоды, о которых столько говорится, сомнительны. Потому что 16 новых команд съедят весь навар, который Инфантино собирается получить. 16 команд ведь нужно не только кормить и поить. Их надо привезти, обеспечить безопасность, поселить в пятизвездочном отеле, выдавать суточные, премии за участие и так далее. И потом в уставе ФИФА написано, что главенствующим всегда является футбол. А экономика и финансы – второстепенные вещи.

— Затраты на прием и проживание команд ложатся не на страну-организатора?
— Нет. Все деньги, заработанные на финальном турнире – телевизионные права, спонсоры и продажа билетов, — складываются в одну кучу. Из этой кучи вычитают расходы, в том числе на то, о чем говорил выше. И только затем то, что остается, делится в между организаторами, ФИФА, командами-участницами. Поэтому страна, проводящая турнир, в этом плане ничего не потеряет.

— А создание инфраструктуры?
— Вот на нее придется потратить огромные деньги. Представьте, сколько потратит Россия, чтобы подготовиться к 2018 году. Сумасшедшие деньги! Мы никогда их не отобьем, сколько бы ФИФА ни заработала. А ведь к нам приедут 32 сборные, а теперь-то речь про 48. Нет ни одной страны, которая в состоянии принять такое количество команд. Ни одной! Плюс к 2026 году все стадионы, которые сейчас есть в Европе и Южной Америке, устареют. Их надо будет модернизировать или строить заново. Это колоссальные расходы, которые не покроют никакие дополнительные доходы. Поэтому решение – это какое-то безумие.

Александр Шмурнов: Новый формат чемпионат мира представляется мне близким к оптимальному

Топ-5 необычных фактов о ралли «Дакар»

«РОССИЯ НА ЕВРО – ЭТО ПОПУЛЯРИЗАЦИЯ ФУТБОЛА?»

— 48 команд – это инициатива лично Инфантино? Или данное решение – политика ФИФА последних лет, направленная на коммерциализацию?
— Это инициатива Инфантино. Предыдущее руководство ФИФА тут не причем.

— Зачем ему это? Борьба за новые голоса для следующих выборов?
— Инфантино убедительно победил на предыдущих выборах. И для него нет опасности, что он будет иметь проблемы через четыре года. Хотя, конечно, элемент популизма в этом есть. Размывается уровень турнира. Речь идет о финальном турнире, а не о популяризации футбола. Популяризация – это когда на остров Кука и в Папуа – Новую Гвинею приезжает сборная Испании и проводит несколько матчей в разных городах. Вот это популяризация. Или, например, выступление сборной России на Евро-2016 – это что, популяризация футбола в нашей стране?

— Нет?
— Думаю, нет. Скорее, это имело отрицательное воздействие. Сборная Украины – ноль очков. Популяризация? Нет. Финальный турнир – это, прежде всего, качество футбола, высочайший уровень мастерства игроков, тренеров, организаторов. В 2026 году благодаря таким вот авантюрным решениям на ЧМ приедут множество посредственных сборных, смотреть на которые нет никакой необходимости и желания. И есть еще один момент, который вызывает большие сомнения.

— Какой?
— Люди, которые сегодня проголосовали, их к 2026 году практически никого не будет. В живых, может, они останутся еще. Но они не будут членами совета ФИФА. А сейчас они взяли на себя ответственность за тех людей, которые придут после них и станут реализовывать эти проекты. Это вызывает у меня колоссальное недоумение. Как можно принимать такое важное решение, если знаешь, что не будешь его реализовывать?

«Низы подтягивают, верхи опускают». Евгений Ловчев – о реформе ЧМ

«МЕНЯ УБИВАЕТ ОДНО…»

— Учитывая один из возможных форматов турнира – 16 групп по три команды – есть риск увеличения матчей по сговору.
— Это возможно при любом формате, когда в последнем туре будет существовать исход, выгодный обеим командам. И они так и сыграют. Скорее, есть риск не обеспечить должную безопасность. 16 новых команд – это 16 федераций, которые пришлют своих болельщиков. Могут приехать обезумевшие люди, как во Франции. В общем, мне эта идея не нравится.

— С другой стороны, многие были против увеличения команд на Евро-2016. Но турнир прошел неплохо.
— Что значит неплохо? Уровень футбола был посредственный. Или Исландия покорила вас своим мастерством? Да, выходили злые псы, носились, цеплялись, бились. Но это футбол, что ли? Это регби. Или Уэльс: ну, над Россией изгалялись, ну есть два футболиста – вот и вся сборная. И поэтому футбол на турнире был посредственным.

— Новый формат убьет ЧМ, как соревнование сильнейших, превратив турнир в карнавал?
— Не могу загадывать, что будет: убьет – не убьет. Меня убивает одно – тех, кто принял это решение, к 2026 году в совете ФИФА не будет.

Владимир Стогниенко – о расширении формата ЧМ: Не удивлюсь, если все это затеяли, чтобы китайцев вытащить

Голосование: Как вы относитесь к решению увеличить число участников финальной стадии чемпионата мира по футболу до 48 команд?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *